Поиск по сайту
  

версия для печати

Структура проектов, выполненных Центром "АНАЛИТИК"

(с группировкой по изучаемым рынкам, в натуральном выражении, 2009 год)

Логин:
  Пароль:
 

В настоящее время в Центре "АНАЛИТИК" работает 19 штатных и более 150 внештатных сотрудников (интервьюеров, транскриберов, вводчиков данных). В числе сотрудников – кандидаты наук (технических, философских, социологических) и доктор наук.

Наши клиенты

Ipsos Russia

Synovate Comcon LLC

Лейб-гвардия красавиц

Котелкова Лариса, ведущий специалист отдела полевых исследований

Петрова Викторая, ведущий специалист отдела ритейл-аудита

Устинова Ольга, специалист отдела по работе с клиентами

 
Главное меню > Публикации > Самиздат > Большие маневры. Вид...

Большие маневры. Вид из окопа

Была в Волгограде когда-то такая газета - "Неделя города". Центр "АНАЛИТИК" с ней достаточно активно сотрудничал - в частности, в газете еженедельно выходила "колонка социолога", в которой публиковались результаты наших исследований. Газета давным-давно закрылась, но некоторые материалы, которые были в ней опубликованы, нам жалко терять. Мы решили разместить их на нашем сайте. Статья "Большие маневры. Вид из окопа" была опубликована в газете 30 июня 2004 года - через день после того, как ее автор вернулся с военных сборов.


В субботу в новостных программах центрального и местного телевидения прошел сюжет, рассказывающий об успешных ночных стрельбах, прошедших на полигоне Прудбой. Я не видел этого сюжета. В это время, вместе с сотней таких же "партизан", я четвертый час сидел на железнодорожной станции и ждал дачного поезда, который должен был отвезти нас в Волгоград - к родителям, женам, детям (а кого-то - и к внукам).

Военные сборы - последнее дело...

Почти пятнадцать лет назад я в последний раз сошел с корабля, на котором прошли три года моей службы, и стал гражданским человеком. Дивизия ракетных подводных лодок. Балтийский флот. Все эти годы военкомат обо мне не вспоминал. И вот - повестка. "Явиться в военкомат по вопросу военных сборов". "Да что там, - сказали в военкомате, - ну, поедете в Прудбой дня на три, ну, постреляете, с новым оружием познакомитесь". "Куда, зачем? Я же моряк!" - "А это очень кстати! Вам там придется речку форсировать - вот и пригодятся навыки. А если будете уклоняться, - заберем в августе. На месяц". Я не хочу в августе. Лучше уж три дня в июне.

Уходили в поход партизаны

Кинозал ДК им. Гагарина. Восемь часов утра. В зале - человек двести. Мужчины. Возраст - от 22-х до 48-ми лет. Сидим. Час, два, три… Часов в двенадцать вызывают десять человек. Еще десять - через полчаса. До меня очередь дошла в два пополудни. Последних привезли "в полк" уже по темноте.

Что делают ничем не занятые и собранные "в одну кучу" мужчины? Правильно, - пьют (что называется - "у нас с собой было"). Процесс, начавшийся в кинозале, продолжился в казарме, в кузове "Камаза", в палаточном лагере. Постепенно (дня через три) иссяк сам собой. Деньги кончились.

На протяжении первого дня я трижды слышал один и тот же монолог, обращенный к строю "партизан". Из уст полковника, подполковника и майора. Литературно обработанный, он выглядит следующим образом: "Я понимаю, что это все вам не нужно. Но и вы здесь никому не нужны. Нам приказали - мы вас призвали. Прикажут - уволим. А пока - вы такие же солдаты, как и те, кто служит срочную службу". Тому, что мы никому не нужны, я поверил не сразу.

Грязный десант

Десять вечера. Построение батальона на плацу. С вещами. "Партизаны", одетые в абсолютно новую военную форму - от трусов до сапог, с новенькими вещмешками и противогазами становятся в общий строй с солдатами-срочниками. Топтание на плацу длится часа четыре. Наконец, колонна "Камазов" берет курс на Прудбой. В четыре утра мы выпрыгиваем из кузова в полную темноту и оказываемся по щиколотку в раскисшей глине. Оскальзываясь и падая, пытаемся построиться "на ощупь". "Седьмая рота - за мной"! Из темноты возникает брезентовый шатер палатки. Ну, слава Богу! Самые быстрые из нас заскакивают внутрь, - и из палатки раздается дружный вопль. Палатка поставлена поверх той же самой жидкой грязи. В два ряда - грубо сколоченные деревянные щиты из не струганных досок, если и отличающиеся от тюремных нар, то лишь в худшую сторону. При попытке сесть на нары доски ломаются, проваливаясь в грязь. В соседней палатке получаем матрасы и, не снимая сапог и не раздеваясь, засыпаем.

На подножном корме

Про нас забыли. Утром выдали сухой паек - по коробке на десять человек (тушенка, сухие каши, щи в банке, сухари) - и забыли. День прошел в поисках. Сначала - в чем сварить (выпросили у прапорщика бачок-термос), потом - чем поесть (ни кружек, ни ложек "партизанам" в полку не выдали). Офицеры вынырнули из небытия лишь вечером - когда пришла пора для марш-броска на полигон.

Эх, дороги...

Разбитая тяжелой техникой дорога к полигону. По дороге с вещмешками за спиной и скатками одеял движется группа уже немолодых людей. Ведет их старший лейтенант, командир роты. До полигона далеко. Старшему из "партизан", дяде Сане, под пятьдесят. Его вещмешок несет бывший десантник Пашка. Колонна растягивается вдоль дороги в вялую цепочку...

Пришли. Останавливаемся, садимся, ложимся на мокрую траву. Лежим часа три. Дожевываем пайковые сухари. Встаем, строимся, в том же порядке плетемся назад в лагерь. Наша рота - в резерве. Слава Богу, а то восьмую оставили в поле ночевать.

Боевое слаживание

Солдаты вповалку лежат в степи. Давно. Ждут, когда приедет водовозка. Хорошо, что не пришлось пешком сюда идти - БМП ("бэхи" на армейском жаргоне) подбросили. Иногда со стороны дороги раздается хриплый крик "Батальон, строиться с вещами!". Матерясь и перепрыгивая через окопы, ползем на построение. Получаем команду - "Отойти еще метров на пятьдесят в степь, чтобы с дороги вас видно не было". Возвращаемся. Стрельбы только завтра вечером. А сегодня у нас - боевое слаживание. Так вот оно какое, это слаживание, - а я и не знал!

Ночуем в степи, расстелив плащ-палатки, и подсунув вещмешки под голову. Над головой - яркие звезды. Опять завтра день будет жаркий. Хоть бы утром воду привезли...

Оружейных дел мастера

Наконец-то я понял, зачем нам выдали оружие! (патронов к нему, кстати, не выдали - пришлось самим собирать на полигоне и выменивать на сигареты). Используя автоматы как стойки, а шомпола - как палаточные колышки, мы строим навес над капониром, под которым прячемся от солнца. День проходит в вялой болтовне.

Лазерное шоу

Ну, я вам скажу, это зрелище! В течение часа "в белый свет как в копеечку" выпустили пенсию нескольких областей. Мы пытаемся пересчитать виды оружия, из которого ведется стрельба, - пальцев на двух руках не хватает. Может, это шоу и стоило того, чтобы помучиться, - когда еще такое увидишь?

Это счастье - путь домой

В одиннадцать все стихает. В полночь до нас доходит очередь, - выводят из окопов. В три ночи выходим в направлении лагеря.

Пыльная степная дорога. По ней растянулись пехотинцы. Мальчишки-срочники сбиваются в кучки. Та кучка, которая ближе всего ко мне, формируется вокруг высокого парнишки с пулеметом на плече. "Ну, давай нашу строевую...", "Ну давай..." И парень запевает то, что он считает "строевой":

"Нет, я не Орландино, я совсем не Орландино, я вообще не Орландино...".

"Партизаны" хохочут, сбивают "кучку" во что-то подобное строю, и со "своими" строевыми песнями ведут этот строй в лагерь.

Добираемся в шесть. Утра. У большинства ноги сбиты до кровавых мозолей.

Удивительное рядом

Уже в лагере пытаемся понять, что же нас удивило больше всего. Большинство точек зрения сходится к следующему:

Офицеры, не способные и не желающие командовать (особенно полно это относится к "пиджакам" - лейтенантам, окончившим военную кафедру). Я не знаю, как можно описать "командирские способности" младших офицеров, если между подачей команды на построение и возникновением чего-то, отдаленно напоминающего строй батальона, проходит 50 минут.

Меры "педагогического воздействия". Концентрация мата в "типичном армейском предложении", по моим оценкам, не бывает ниже 50%. Случаются шедевры, в которых непечатными являются не только подлежащее и сказуемое, но и дополнения, и обстоятельства места и времени (помню, как, в свое время, наш замполит сажал за матерщину на гауптвахту). Да и формы взыскания "кулаком по морде" или "прикладом по каске" я в Строевом Уставе что-то не припомню.

Стоическое спокойствие солдат. Пацанам-срочникам, безусловно, было еще тяжелее, чем нам (например, они на маршах таскали по две-три единицы оружия, да еще и 15-килограммовый бронежилет). Однако ко всему происходящему они относятся как к должному, а кое-кто подумывает о том, чтобы остаться на сверхсрочную.

Правы, правы были те трое, что в первый же день сказали нам, что мы "никому не нужны". Общий вывод, который делают "партизаны" по итогам сборов - "раньше я сомневался, а теперь сделаю все, чтобы мой сын в этот дурдом не попал". У меня сына нет. Но меня, господа офицеры, вы на сборах больше не увидите.



© 2002 - 2008 ЦСМИ "АНАЛИТИК"
Адрес:
400105, г. Волгоград, ул. Богунская, д. 8, офис 301, 302, 321;
Телефон: (8442) 25-38-44, 25-38-45, 25-38-46, 25-38-50.

Разработка сайта: InterWeb -
создание сайтов, хостинг, продвижение (раскрутка).
CMS: САЙТОВОД