Поиск по сайту
  

версия для печати

Структура проектов, выполненных Центром "АНАЛИТИК"

(с группировкой по видам исследований, в натуральном выражении, 2008 год)

Логин:
  Пароль:
 

Центр "АНАЛИТИК" - независимая организация, специализирующася на проведении маркетинговых и социологических исследований. Образована в 2001 году. Размещена в Волгограде. Основная территория работы - Волгоградская область, регионы Южного федерального округа и Поволжья.

Наши клиенты

Фонд "Общественное мнение" (ФОМ)

Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ)

Дипломы ДНВ

Диломы Дулиной Н.В.

Диломы Дулиной Н.В.

Диломы Дулиной Н.В.

 
Главная > Наши предложения... > Философская школа > Сентябрь-октябрь 200... > Философия 14 века. И...

Иоанн Дунс Скот

Иоанн Дунс Скот

Философия Иоанна Дунса Скота

Иоанн Дунс Скот (Дунс Скот, Duns Scotus), (1265—1308) — английский францисканец, последний и самый оригинальный представитель золотого века средневековой схоластики и в некоторых отношениях предвестник иного мировоззрения. Получил прозвание doctor subtilis.

Преподавал богословие в Оксфорде и Париже. По философским воззрениям был чистым индетерминистом и признавал первенство воли над умом как у человека, так и у Бога; придавал громадное значение индивидуальности, индивидуальной свободе, чем резко отличался от доминиканца Фомы Аквинского, поборника авторитета в ущерб частной воле.

Материалы по теме занятия:

Первое заняте, посвященное Иоанну Дунсу Скоту, в программе Философской школы Центра "АНАЛИТИК".

Иоанн Дунс Скот в энциклопедиях и словарях: в "Википедии", в энциклопедии "Академик", в "Библиотеке Гумер", в Энциклопедии "Кругосвет", на сервере "Дом Солнца".

Статья об Иоанне Дунсе Скоте и фрагменты из его трудов ("Окфордское сочинение", "Парижские сообщения", "О первоначале") на сервере "Библиотека Якова Кротова". 


Распределение философии по векам производится исключительно с целью удобства и по привычке. На самом деле философия имеет свой внутренний календарь, но установка ее собственных дат уже сама по себе исследовательская задача и не простая, тем более, что собственный календарь философии надо еще как-то соотнести с обычным календарем. Эту задачу мы решать не будем, не будем даже ее ставить перед собой, просто отметим, что календарь философии не вполне совпадает с общепринятым историческим. Да вот еще отметим, не удержимся, что золотой век схоластики, который принято датировать 13 веком, на самом деле начинается с Альберта Великого, с 20 гг. 13 века и заканчивается около середины 14 века – смерть Оккама. Несовпадение календарей – дело в общем очень даже обычное, и мы не раз встречались и еще встретимся с этой ситуацией.

Самые зрелые плоды схоластики выросли на ее дереве в самом конце 13 и первой половине 14 века, тогда же, на других ветвях этого дерева зрели силы, способные погубить схоластику. Они просто дожидались своего часа, и их час чуть позже пришел.
Об этих силах еще придет черед поговорить, но пока мы попробуем самые зрелые плоды схоластики, уже немного тронутые порчей и тлением.

Один из наиболее заметных и известных схоластов 14 века – Иоанн Дунс Скот, щотландец по национальности, проживший всего-то около 40 лет или чуть больше. Но его считают чуть ли не францисканским оппонентом Фомы Аквинского. Оппонентом, впрочем, слишком сильно сказано. Действительно между несколько больше романтически и мистически настроенными францисканцами и строгими и догматичными доминиканцами различие взглядов было. Но это различие не столь существенно, различие в толковании некоторых догматов, гораздо заметнее борьба тех и других за влияние и власть в католической церкви. Мы помним, что в средние века был обычай отмечать выдающихся философов и теологов каким-либо званием: ангельский доктор, универсальный доктор и т.д. Так вот Дунс Скот получил имя "тонкого доктора" за свою любовь к сложным логическим упражнениям, к которым, похоже, приобщился еще в годы учебы в Оксфорде и Париже. Его связь с францисканцами была чуть ли не родственной – дядя будущего теолога и философа был генеральным викарием Шотландии, то есть главой шотландского отделения ордена. В ранней молодости, говорят, Иоанн производил впечатление туповатого (мягко говоря) парня, но опять-таки говорят, что было ему видение, после которого он начал удивлять всех успехами в науках. После защиты диссертации в Париже Дунс Скот начал преподавательскую карьеру, которая, впрочем, продолжалась всего года два. Защита диссертации также сопровождалась таинственными событиями: темой его диссертации была изначальная непорочность Девы Марии. По поводу этого догмата вообще есть споры в богословии: была ли Мария зачата непорочно или родилась обычным способом, но на нее не перешел первородный грех и к тому же она была девственницей, родившей Христа. Католики приняли догмат об изначальной непорочности только в 19 веке, но вот Дунс Скот настаивал на непорочности Марии еще в начале века 14, на 500 лет раньше. Так вот, есть легенда, что во время защиты диссертации, статуя богородицы одобрительно кивала диссертанту. Так это было или нет, но доподлинно известно другое. Парижский теологический факультет не только присудил ученую степень соискателю, но и постановил, чтобы все, кто искал ученой степени на этом факультете, клялись в том. что Мария непорочна изначально (и это, еще раз напомним себе, более чем за 500 лет до официального принятия этого догмата).
Преподавательская карьера Дунса Скота, как мы уже говорили, длилась недолго. В 1307 или 1308 году он был вызван в Кельн по каким-то церковным делам и там скоропостижно скончался от инсульта.

Иоанн Дунс Скот

Самым ярким событиям в жизни Дунса Скота было его участие в споре между папой Бонифацием VIII и французским королем Филиппом IV Красивым из рода Капетингов(Ну, красота мужская – дело спорное, однако на некоторых изображениях король Филипп выглядит вполне импозантно). Да и летописцы описывают короля как человека, обладавшего изысканной красотой, острым умом, железной волей и необыкновенным бесстрастием. Папа Бонифаций тоже был человеком недюжинным, во всяком случае в своих амбициях. Он был последним папой, который настаивал на верховенстве власти папы в делах не только церковных, но и политических.

Первоначально папа Бонифаций был в совершенном восторге от короля, отдавая дань его благочестию и уму. Но "роман" папства и французской короны длился недолго. Военные притязания честолюбивого Филиппа требовали расходов, король ввел новый налог "на войну", который он распространил и на духовенство. Тем самым Филипп IV подчеркнул, что отныне требовавшееся ранее согласие Рима на обложение налогом духовенства и церковных земель отменялось. Папа Бонифаций VIII в специальной булле "Clericis laicos"  резко выступил против мероприятий Филиппа IV, запретил обложение духовенства без разрешения курии, отменил все сделанные его предшественниками уступки в этом вопросе и угрожал церковными карами тем, кто будет взимать или платить не разрешенные папой налоги. В ответ на это король запретил вывоз из Франции золота, серебра и всяких драгоценностей за границу, и Бонифаций лишился возможности получать средства из Франции.

Бонифацию пришлось искать новые источники доходов, и он нашел их: он ввел юбилейные годы христианской церкви, начиная с 1300 года. Предполагалось, что отмечать юбилеи будут каждые сто лет, но затем сроки сократились. Стекавшиеся в Рим на юбилеи паломники приходили туда не с пустыми руками. а если учесть, что среди паломников было много крестоносцев, которые хотели очиститься от грехов, то понятно, в накладе папская казна не оставалась.

Но Филипп продолжал нервировать папу. В Рим приходили сведения, что Филипп облагает духовенство большими налогами и вообще ведет себя так, как будто на свете нет папы". Споры продолжились, получив приличествующий времени теологический оттенок. В очередном послании папы доказывался безусловный приоритет папской власти над королевской. В ссоре папа не заботился о дипломатических выражениях. Король сравнивался с уличным мальчишкой, которого надо пороть лозами, французы назывались собаками. Филиппу пришлось потерпеть, тем более, что он только что потерпел поражение от англичан, но терпел честолюбивый монарх недолго. Филипп обвинил Бонифация в узурпации папской власти, объявил его чудовищем, преступником и еретиком. Папа в ответ отлучил короля от церкви, а король отправил своего посла в Рим, где тот подбил нескольких людей согнать папу с престола. Нравы были простые, охрана работала плохо, так что заговорщики ворвались в папский дворец, начали оскорблять и бранить далеко уже не молодого человека, грозили что закуют его в цепи и заставят отречься от престола. В руках заговорщиков папа находился три дня, от перенесенных унижений он впал в расстройство сознания и умер. Это было в 1303 году. Дальше начинается уже отдельная история Филиппа Красивого, связанная с орденом тамплиеров, но это пока не наша история. Что же касается пап, то чуть позже началось знаменитое "авиньонское пленение" папского престола. Да, еще надо заметить, что яростным противником папы Бонифация был и Данте Алигьери, поместившим Бонифацию а в ад.

Так вот в споре королей (в споре участвовал и английский король, но не так активно) с папой Дунс Скот был, понятно, на стороне папы. По этой причине он не то, чтобы подвергался преследованиям во Франции, но положение его было незавидным. Из-за того, что он поддерживал папу, он вынужден был покинуть Париж в середине учебного года, после смерти Бонифация вернулся в Париж, но тут его ожидали новые осложнения с королевской властью. Не так много событий в жизни 40-летнего философа произошло, говорить особенно не о чем. Гораздо значительнее его духовная история его идеи, его философия.

После смерти Скота его ученики начали издавать его сочинения и произвели невообразимую путаницу. Они просто – напросто взяли конспекты лекций, ввели в основной текст то, что сам Скот вычеркнул, а также приписали Скоту несколько подложных работ, которые просуществовали до середины ХХ века как принадлежащие британскому философу. Более или менее достоверное собрание сочинений Скота было издано в 50-е годы ХХ столетия. НА русском языке в 2001 году были изданы некоторые произведения Дунса Скота с предисловием очень хорошего специалиста по истории Среднековой философии – Геннадия Майорова. В сборнике есть "рациональное богословие" , " Богооткровенное богословие", "Гносеология и метафизика", " Учение о человеке и обществе". Переведены еще дунсовские комментарии на чевертую книгу мастера сентенций. По всей видимости это комментарии к "Сентенциям" Петра Ломбардского.

Итак, пора приступить к изложению идей Дунса Скота.  Мы начнем с гносеологической проблематики, с того, как Скот представляет себе процесс познания. Он вроде бы солидарен с Аристотелем в том. что наше познание имеет источником своим ощущения, а ум есть способность организовывать ощущения, собственного же содержания ум не имеет –это инструмент. Ему приходится отвергнуть мысль своих собратьев-францисканцев о божественной иллюминации, о том. что Бог вкладывает в разум человека свои идеи.  Но какие именно идеи? Наши идеи в процессе познания изменяются – какие же идеи вкладывает в нас Бог? Или он постоянно вкладывает? Но можно ли тогда говорить о собственных познавательных усилиях человека? Отвергая идею иллюминации, Дунс Скот покушается можно сказать, на святое: на признанную теорию Августина Блаженного. Это уже чересчур, и напрямую Августина он не критикует. Стрелы его критики направлены против августинца Генриха Гентского, которого он обвиняет в неправильном понимании Августина. Действительно, основания для подобных обвинений есть. если вспомнить, что учение о божественной иллюминации у Августина не вполне ясно: то ли Бог вкладывает в душу человека понимание для постижения вечных божественных истин, то ли всяких и любых – по разному можно понять Августина в данном случае. К тому же Генрих Гентский волнует Дунса Скота очень мало, он ему нужен, чтобы изложить свое понимание познания истины в традиционном для средневековья полемическом ключе. Вечные истины, с точки зрения Скота, логически являются аналитическими суждениями, и ум не нуждается ни в какой иллюминации, чтобы "до них дойти". Напомним себе, что аналитическими признаются такие суждения, предикат которых не содержит в себе ничего нового по сравнению с субъектом и не требует привлечения дополнительных сведений. Например: Холостяк – это неженатый человек, Хищник – это плотоядное существо. Целое больше своей части. И т.д. Если область знания оперирует вечными истинами или обращается к ним, то субъектом вечных истин является Бог, следовательно сами эти истины ничего не могут добавить нового в знание. Для чего же нужна иллюминация или "озарение". Что озарять – то? Все можно понять бекз всяких "озарений", все содержится изначально в божественном уме, то есть в божественном слове, возвещенном людям в Священном Писании. С субъектом понятно. Но вот что является объектом вечных истин, то есть о чем они – эти вечные истины. Здесь расходятся Фома Аквинский и Дунс Скот. Для Дунса Скота есть онтологическое различие между философией и теологией. Предмет теологии – Бог как таковой. Предмет философии – бытие как таковое. Поэтому философия не может толковать о Боге, она просто не дотягивается до него, но она может дотянуться до понимания бытия как такового, чем философия (метафизика) и занимается.

Как аристотелика Фому интересует существование сущего, то есть существование реальных вещей. Дунса Скота не интересует существование вещей. его интересует бытие сущего как такового, то есть как понятия. В этом плане Дунса Скота можно считать предшественником Гегеля в "Науке логике", где Гегель исследует бытие духа не в смысле существования духа (этому посвящена "Феноменология духа", а в смысле собственной логики духа. Если мы устанавливаем сущее, то можно исследовать его признаки и свойства (тоже логические). Атрибуты сущего таковы. Первая группа – единое, истинное и благое – это, как бы мы сказали, тотальные характеристики сущего. Вторая группа – разделительные атрибуты. Они разбиты на пары: конечное-бесконечное; необходимое-случайное. Дунс утверждает. что всякое конкретное сущее может быть или тем, или другим, но никак не третьим или четвертым. Несмотря однако как бы на запрет в пределах метафизики толковать о Боге Дунс Скот не обходит этот вопрос молчанием. Оно и понятно вопрос о Боге для метафизики вполне традиционен. Тем более, что. по мнению Скота, лучший философ тот, который вдобавок к философским занятием занимается также теологией. Примером такого идеального сочетания он считал Авиценну. Да и сам Дунс Скот был все-таки больше теологом, чем "чистым" философом, размышляющем о мире так, как будто никакого Бога нет и не было.

Как можно интерпретировать сущее Бога в схеме автора. Понятие о Боге, как считает Скот, должно выводиться из посылки о сущем (о бытии) – точно как это будет потом у Гегеля. Если полагать, что сущее есть объект человеческого ума во всей своей полноте, то нет никаких препятствий для познания Бога. Единственное, что может мешать и эта помеха трагическая – человеческий ум отягощен чувственностью, он находится в плену чувственности и вырваться из этого плена нет никакой возможности. Отсюда и есть мнение о том, что Бог непознаваем. Конечно, он непознаваем для ума, нацеленного на изучение материального мира, на чувственное познание. Для познания Бога эта программа не подходит, надо загрузить новую. Суть новой программы тоже понятна. Если мы хотим ПОНЯТЬ, что такое Бог, то и надо пользоваться ПОНЯТИЯМИ. То есть для начала неплохо бы уяснить, о чем идет речь. Мы должны иметь понятие о Боге. Христиане много рассуждают о Боге, приписывая ему разные свойства, но это отдельные свойства, необходимо же только одно единственное понятие, но точное и опре6деленное. По аналогии – нет необходимости описывать свойства каких-то предметов, надо их просто точно назвать. И все. С Богом дело, однако, обстоит не так просто, хотя вот Скот предлагает понятие, по его мнению, адекватное Богу. Это понятие актуально бесконечного сущего. Почему это понятие? Нельзя называть Богом ничего. что было бы меньше актуально бесконечного сущего. Но вот есть ли такое сущее? Доказательство существования такого сущего представляют у Дунса Скота изощренную логику вывода и современному человеку могут показаться просто скучными, поэтому и останавливаться на них не будем. Тем более, что это доказательство (оно изложено в комментариях к "Сентенциям") сложно, запутанно, содержит длинный ряд аргументов и прослеживается с большим трудом. Самое же забавное содержится в конце этого доказательства. Потратив немало слов на доказательство Бога в качестве актуально бесконечного сущего, Скот неожиданно делает вывод о том, что христианское понятие о Боге должно быть делом веры. Почему появляется такой странный с точки зрения рационалистически мыслящего логика пассаж. Очень просто Скот вспоминает. Что бог не только бесконечное сущее, бесконечное бытие, он еще и справедлив и милостив. А это, говорит Скот, не может доказать ни один философ, потому что нет таких логических аргументов. Это за пределами чистой логики. Это надо принимать – тогда ты христианин. Или не принимать – тогда ты язычник или еретик.

Переходя от Бога к человеку, можно отметить, что согласно Скоту, философ может доказать, что человеческий организм имеет форму, и эта форма есть разумная и даже рациональная душа. Но это не особая субстанция, как думал "этот проклятый Аверроэс", но не понимал, о чем собственно речь. Скот следовал Аристотелю, также рассматривавшему рациональную душу как форму, организующую жизнь тела. Формальность души философ доказать может, а вот ее бессмертие – нет, у философа не хватает аргументов. Поэтому бессмертие души не может быть предметом философского (рационального) рассмотрения, оно есть предмет веры. Он просто не находит подходящих аргументов для подобного доказательства в истории философии.

Есть у человека свойство, на котором Дунс Скот решительно настаивает – это свобода. Интересно при этом то, что разум он не считал свободным, разум ограничен истиной. Если разум достигает истины, ему нет необходимости быть свободным, он подчиняется истинному закону или установлению. Свободной может быть лишь воля, она не имеет никаких границ, волю можно подавить, можно подчинить, но только внешним образом. Возможно, что соотношение воли и разума в человеческой жизни не вызовет сегодня особого энтузиазма, но эту проблему можно переформулировать иначе: что важнее для человека – разум или волевая и эмоциональная сторона. Поразительно, но сугубый рационалист и логик Скот отдает предпочтение второй – эмоциональной и волевой сфере человеческой жизни. Это связано с понятием любви, которую Скот, как истинный христианин, ставит выше разума. Разум, как он считает, языческие философы. В частности, Аристотель, предпочитали любви. Это и понятно, откуда им было знать истинную христианскую любовь. Не то дело христианин – для него любовь превыше всего и – следовательно – разума. Под любовью он понимает любовь к благу, причем любовь бескорыстную. Понятно, что бескорыстная любовь к благу есть любовь к Богу, она есть мера всякой любви. Идея бескорыстной любви к Богу-благуи послушания ему определяет этику Скота. Вряд ли есть смысл развертывать эту этику, она мало чем привлекательна для современного человека, к тому же основная мысль ее посвящена вопросу, почему Бога необходимо любить и нельзя ненавидеть, доказательства этого Дунс ищет и находит в логике.

В целом попытка Скота создать систематическую философию, в чем-то альтернативную философии Фому Аквинского нельзя назвать полностью законченной, но, похоже, францисканцев это не смущало. Для них главное было в том, чтобы был философ ("свой"), который был бы сравним с великим Фомой. Такого философа они нашли в Дунсе Скоте. И действительно, последователями Дунса Скота были по преимуществу теологи. Их имена не упоминаются почти в истории философии, они проходят по разряду теологии, да и темы, которые обсуждают ученики и последователи больше все же принадлежат к теологии: единственность Бога, вездесущность его тайное присутствие во всех вещах, бессмертие души и т.д. Отталкиваются ученики часто от того же источника, что и сам Скот, от Сентенций Петра Ломбардского. Можно назвать Ландольфо Караччоло, Уго из Кастро-Ново, Франческо из Марча. Успех Дунса Скота в свое время есть свидетельство того, что Фома Аквинский не был бесспорным и единственным авторитетом среди теологов, по крайней мере в свое время. Его доктрину принял официально доминиканский орден, он же занялся ее защитой, толкованием, пропагандой, но это не значит, что она была свободна от критики, это не значит, что не было других тоже очень крупных школ внутри теологии и теологической схоластики. Дунс Скот попытался и довольно успешно создать альтернативное учение. Возможно, что эта работа удалась бы ему еще лучше, если не такая ранняя смерть. Всего-то 42 года. Настоящим же идейным противником Дунса Скота стал не Фома, о которого упрямый шотландец сломал не одно критическое копье. Настоящим противником стал сторонник т.н. естественной теологии (предтеча натурфилософии) Уильям Оккам, в трудах которого виден уже конец схоластики как отработанного интеллектуального ресурса. Это видно и у Дунса Скота, но запах тления схоластики маскируется изысканной логикой и теологией. Пронизанной любовью к Богу. Уильям Оккам – провозвестник другой стратегической линии в последующей философии, которой была суждена долгая жизнь и безоговорочное первенство до середины 19 века. Оккам знаменует собой утреннюю зарю научной философии.


Источник: Лекции, прочитанные профессором Э. Г. Баландиной
на занятиях открытой Философской школы Центра "АНАЛИТИК"



© 2002 - 2008 ЦСМИ "АНАЛИТИК"
Адрес:
400105, г. Волгоград, ул. Богунская, д. 8, офис 301, 302, 321;
Телефон: (8442) 25-38-44, 25-38-45, 25-38-46, 25-38-50.

Разработка сайта: InterWeb -
создание сайтов, хостинг, продвижение (раскрутка).
CMS: САЙТОВОД