Поиск по сайту
  

версия для печати

Структура проектов, выполненных Центром "АНАЛИТИК"

(с группировкой по изучаемым рынкам, в натуральном выражении, 2007 год)

Логин:
  Пароль:
 

В 2008 г. Центр "АНАЛИТИК" стал первым в ЮФО членом ESOMAR - Всемирной организации, объединяющей исследователей рынка и общественного мнения.

Наши клиенты

Ipsos Russia

Synovate Comcon LLC

Дипломы БОН

Дипломы Беличенко О.Н.

Дипломы Беличенко О.Н.

Дипломы Беличенко О.Н.

 
Главная > Наши предложения... > Философская школа > Сентябрь-октябрь 200... > Уильям Оккам

Уильям Оккам

Уильям Оккам

Философия Уильяма Оккама

Уильям Оккам (Ockham или Occam, William) (ок. 1284 – ок. 1350), английский философ-схоласт, известный сегодня главным образом благодаря предложенному им принципу экономии мышления ("бритва Оккама"). Оккам – один из наиболее влиятельных английских философов, теологов и политических мыслителей эпохи позднего Средневековья. Его номинализм проложил дорогу эмпиризму и позитивизму Нового времени. На последующее развитие религиозной и политической мысли оказали глубокое влияние учение Оккама о разделении сфер компетенции веры и разума, церкви и государства, а также его демократический идеал государственного устройства.
 

Материалы по теме занятия:

Уильям Оккам в энциклопедиях и словарях: в "Википедии", в энциклопедии "Кругосвет", в словарях на "Академике", на сервере "Мир словарей".

Отрывки из работ Уильяма Оккама в электронной библиотеке TheLib.ru.

Майкл Суини. "Лекции по средневековой философии". Лекции "Святой Франциск и Оккам", "Отрицание Оккамом необходимости творения" на сервере "Библиотека Якова Кротова".

Джованни Реале и Дарио Антисери. "Западная философия от истоков до наших дней". Книга 2 "От Библейского познания до Макиавелли" на сервере "Библиотека Якова Кротова".


Итак, на "золотом древе схоластики" зрели плоды, способные ее погубить. Продолжая аналогию, мы не скажем, что плоды эти были пышные и сладкие, наоборот, они прятались где-то на второстепенных веточках. Мы не скажем, что они были бастардами, не знающими родства, наоборот, они росли на родовом дереве. Но через столетие схоластику они погубили. Такими "неправильными" плодами были Раймунд Луллий, Роджер Бэкон, Росцеллин, Уильям Оккам, частью Альберт Великий. С большинством из них мы уже неплохо знакомы, а сегодня предметом нашего разговора Уильям Оккам, оппонент классического схоласта Дунса Скотта. Впрочем, "оппонент" слишком громко сказано, общего у них немало. Но начнем с обстоятельств жизни Оккама. Знания о жизни и деятельности Уильяма Оккама крайне скудны и носят отрывочный характер. По имени очевидно, что родом он из Британии, Оккам – название места его рождения на юге Англии в графстве Суррей.

О раннем периоде академической карьеры Оккама неизвестно практически ничего. Предположительно, он обучался в Оксфорде, где, опять-таки предположительно, мог слушать лекции Иоанна Дунса Скота; достоверно известно, что в 1313-1314 гг. Оккам вступил во францисканский орден.

Дата рождения, как это часто в средневековье бывало, точно неизвестна, что-то между 1280 и 1290 гг. Дата рождения философа до сих пор остается предметом дискуссий. Длительное время считалось, что английский мыслитель родился около 1300 г., однако после обнаружения К. УОЛМСЛИ документа, свидетельствующею, что 26 февраля 1306 г. Оккам был посвящен в иподиаконы, в качестве наиболее вероятной даты его рождения рассматриваются 1280-1285 гг. В юности он стал францисканцем, религиозным собратом Бонавентуры, Дунса Скота и даже самого святого Франциска. Подобно многим, он начал изучение теологии в Оксфорде, где предположительно слушал лекции Дунса Скота,там же началась его преподавательская деятельность. Если исходить из обычной для того времени практики, то с достаточной степенью вероятности можно утверждать, что где-то между 1315 и 1317 гг. он в качестве библейского бакалавра читал лекции по Библии, а затем (в 1317-1319), уже в качестве сентенционарного бакалавра, лекции по Сентенциям Петра Ломбардского. Весьма вероятно, что где-то около 1320 г. Оккам получил степень магистра теологии; Словом, "жизнь и судьба" развивались вполне тривиально. Впереди маячила докторская степень, преподавательская "карьера", но вмешалась судьба в виде канцлера Оксфордского университета Джона Литтерелла, (канцлер университета – должность общественная, но довольно влиятельная. В его функции входило представительство на официальных церемониях, ревизия преподавания и т.д.),который в ходе инспекторской проверки ("взаимопосещения") нашел ошибки в трактовке некоторых теологических положений. Ошибки по-видимому сочтены были серьезными, инспектор насчитал их 56, за них надо было отвечать. Джон Литтерел был фигурой одиозной. Он конфликтовал не тольуо с Оккамом, но и с другими преподавателями. Он был крайне консервативным томистом: дело дошло до того, что в 1322 г. он был по общему требованию смещен со своего поста. Данное обстоятельство не прибавило Лютереллу любви к оксфордцам, однако главной мишенью его ненависти стал Оккам. В том же году уже бывший канцлер отправился в папскую резиденцию в Авиньон, где обвинил философа в распространении опасного для ортодоксии учения. Оккам был вызван к папскому двору для разбирательства и в 1324 г. прибыл в Авиньон, где его делом занялась специально образованная комиссия. Процесс тянулся несколько лет, но по неизвестным причинам расследование осталось незавершенным, в 1326 г. были опубликованы два акта комиссии, однако, официального осуждения так и не последовало. Хотя вина Оккама не была доказана, но репутация была подмочена. Оккам был лишен права преподавания, так никогда и не получил степени доктора теологии, magister actu regens, т. е. действительного профессора, и имел звание Venerabilis Inceptor, или досточтимый начинатель, что –то вроде соискателя или аспиранта.

Уильям Оккам

Там же в Авиньоне произошло знакомство Оккама с генералом ордена францисканцев Михаилом Чезенским у которого в ту пору были серьезные разногласия с папской курией. Причиной разногласий было требование части ордена следовать идеалу бедности, и критика церкви за ее приверженность делам земным, в том числе экономическим Чезенский приехал в Авиньон, чтобы ответить перед папской комиссией на обвинения, выдвинутые против него, и в эту коллизию оказался втянут Оккам на стороне Чезенского. Чезенский увидел в философе потенциального сильного союзника. Вскоре им пришлось буквально бежать из Авиньона, они нашли приют у короля Людвига Баварского в Мюнхене, который отстаивал первенство власти короля в государстве перед властью папы. В 1330 г. Оккам прибыл ко двору Людвига Баварского в Мюнхен, где, согласно хронике, обратился к императору со словами: "О, император, защищай меня мечом, а я буду защищать тебя словом". Заметим, что названный Людвиг Баварский не герой фильма Висконти, романтический монарх 19 столетия.. Это король Баварии в 14 веке из династии Виттельсбахов, яростный оппонент папы. Его двор в Мюнхене был прибежищем всех. кто боролся против абсолютной власти папы: философы, поэты. В их числе были Данте, Петрарка, Марсилий Падуанский, Жан Жанден, и наш герой Оккам. Так, парижские преподаватели, францисканцы Марсилий Падуанский и Жан Жанден, в противовес папскому абсолютизму выдвинули соборный принцип (конциляризм), примат светской (имперской) власти над папством. Марсилий в 1312 году был ректором Парижского университета.

Философ Жан Жанден в 1324 году написал произведение "Страж мира" ("Defensor pacis"), которое вручил Людвигу Баварскому. В 1326 году, спасаясь от папской инквизиции, он со своими единомышленниками бежал ко двору Людвига. (Марсилий Падуанский поступил на службу к Людвигу в качестве врача). Согласно теории Жана Жандена о государстве, последнее стоит над церковью, а император над папой. Государство и церковь в равной степени опираются на принцип верховенства народа. Папы и короли правят по поручению народа, но, если они злоупотребляют возложенной на них народом властью, народ вправе сместить их. Принцип верховенства народа исключал папский абсолютизм, неограниченное осуществление примата папы внутри церкви, а тем более - вне ее, в светских делах. В этой концепции просматривается переплетение принципа римского права, требующего равную подчиненность подданных, с сословным правом на сопротивление и с принципами городского самоуправления. К этим идеям присоединился и Оккам
 В период своего пребывания в Мюнхене английский философ написал значительное число политических сочинений, в которых отстаивал независимость светской власти от духовной, поддерживал союзников Людвига в его борьбе с папством, вел полемику с Иоанном XXII и его преемниками.

В соответствии с переданной в 1326 году Людвигу Баварскому в Регенсбурге книгой "Страж мира" стражем мира является император. Папы разрушили естественный мир своими властными устремлениями. Задача императора - восстановление и защита порядка. По их мнению, совершенное общество (societas perfecta) - это государство (а не церковь). Философы распространили идею сословности в качестве реализации принципа верховенства народа и на церковь. Несомненно, однако, что права, касающиеся верховенства народа, ограничивались лишь привилегированными классами, прежде всего сословным собранием, а в церкви - собором, состоящим из представителей высшего духовенства. В соответствии со смыслом этой теории отрицался примат папы, божественное происхождение церковной иерархии. Вселенский собор рассматривался как стоящее над папой высшее, занимающееся исключительно проповеднической и вероучительской деятельностью учреждение. Таким образом, осуществление сословности нашло свое выражение внутри церкви в принципе "собор выше папы" (concilium supra papam). (Конциляризм не от канцелярии, а от "консилиум") .

Конциляризм получил широкое теологическое обоснование в номиналистской теологии У. Оккама. Он считал, что божественная воля абсолютна; для Спасения не нужна милость, а лишь воля Божья. Согласно "Диалогу" (1334-1338) Оккама, церковь образуется собранием верующих, которое в качестве первейшего обладателя суверенитета представляет себя на соборе в лице теологов и высшего духовенства. Самое лучшее, если бы руководство церковью было возложено на университетских преподавателей и теологов.

Несмотря на то, что Оккам, Михаил Чезенский и другие францисканцы, выступившие против Иоанна XXII, были отлучены от Церкви и изгнаны из ордена, орденская печать находилась у них. Именно Оккам стал хранителем печати и, по сути дела, лидером мятежных францисканцев после смерти Михаила Чезенского в 1342 г.

До смерти коронованного покровителя в 1349 году Оккам вполне благополучно жил почти 20 лет, будучи отлученным от церкви, после смерти Людвига Оккам предпринимает некоторые шаги для примирения со святым престолом, но примирение не состоялось. В том же, 1349 году Оккам умер, по всей вероятности став жертвой "черной смерти" , чумы, свирепствовавшей в ту пору в Европе.

Основной работой Оккама были комментарии к Сентенциям Петра Ломбардского . Кроме того, есть несколько небольших трактатов на теологические темы, несколько сочинений по логике, физике (комментарий к "Физике" Аристотеля. Довольно много Оккам писал о политике, что не удивительно, если принимать во внимание его включенность в политическую борьбу. На русском языке отрывки из работ Оккама напечатаны в сборнике "Избранное", изданного в серии "Библиотека схоластика".

Чтобы понять место Оккама в истории философии, надо обратиться к некоторым перипетиям философской жизни в начале 14 века. Мэйн-стримом течения философской мысли были метафизические размышления, которые нередко переплетались с благочестивыми теологическими размышлениями. Они были представлены философскими школами, которые группировались вокруг монашеских орденов, обеспечивающих школам материальную, финансовую и идеологическую поддержку. Пока существовал орден, существовала школа, так что им, школам, было обеспечено долголетие. Каждый орден имел своего основателя: доминиканцы Доменико Гусмана, францисканцы св. Франциска Ассизского, цистерцианцы … и т.д. К тому же каждая школа должна была иметь своего теоретико-теологического авторитета, и борьба за авторитеты шла нешуточная. Кроме уже известных Фомы Аквинского – главы школы доминиканцев и Дунса Скота, претендовавшего на звание главного интеллектуального светила францисканцев, был Эдигий Римский –ведущий интеллектуал августиниан и т.д. Занятием школ было по преимуществу составление комментариев к сочинениям своих классиков. На этом пути логической изысканности, изощренных доказательств было много, а вот в творческом отношении этот школьный путь был не очень плодотворен. Все вместе эти школы представляли собой т.н. "старый путь" - виа антика. Параллельно ему потихоньку пробивался на поверхность "новый путь", или виа модерна, который связывают часто с Оккамом, хотя его истоки обнаруживаются и раньше в учении Росцеллина и частично у Абеляра. Этот "новый путь" обычно называют номиналистическим или терминистическим. Второе название обязано особым интересом этого направления к логике суппозиций. Суппозиция – термин средневековой логики, (подкладывание) разные значения термина…

Второй особенностью этого движения был его особый интерес к аналитике конкретных проблем, в то время как классический старый путь больше был склонен к построению всеохватывающих синтезов или систем. Наконец третьей особенностью нового пути был критический пересмотр некоторой части традиционных метафизических аргументов, казавшихся ранее бесспорными.

Одним из результатов аналитического подхода стало более серьезное размежевание теологии и философии, так что мы можем сказать, что это размежевание шло не столько по линии идеологической как борьба разума и веры, сколько по линии логической, как борьба всеохватного синтеза и аналитики. Отсюда не следует, что этими все более расходящимися между собой дисциплинами занимались два разных круга людей, разделенные непроницаемой перегородкой. Большинство из них вполне соединяло в тебе очень разные качества, но "трещина" между философией и теологией, тесные связи между которыми казались столь естественными, стала расширяться и довольно стремительно. Это видно в области логики и метафизики, где подвергалась сомнению традиционная аргументация "от авторитета" и в области этики, где привычка ставить моральный закон в зависимость от божественной воли тоже выглядела уже не столь убедительно. Конечно, оценка 14 века во многом зависит от собственной позиции исследователя философии этого времени. Сторонники католической традиции склонны видеть в 14 веке кризис и разрушение, например, неотомисты видят в 13 веке пик философского синтеза, 14 век для них – начало кризиса, деструктивная фаза. Сторонники научной философии – напротив – усматривают здесь начало новой эры философского духа, но это касается уж очень радикальных мыслителей. Весьма любопытной представляется та точка зрения, согласно которой "новый путь" представлял собою не борьбу против метафизики как таковой и тем более не борьбу против теологии, а борьбу за очищение теологии и христианской веры в целом от порчи, нанесенной им греческой и мусульманской философией. Если вспомнить, что греческая философия активно использовалась со времен отцов церкви, а исламская мудрость активно проникала в Европу, начиная с 9 века, то понятно, какой великой представлялась добрым христианам опасность смешения христианства с чужеродными элементами. Вот и великий Фома Аквинский не только не защитил христианство, а и позволил языческому аристотелизму проникнуть в святая святых: в догматику церкви. Выбор той или иной оценки, конечно, дело вкуса, но мне кажется наиболее близкой к истине последняя позиция.

С течением времени как уже говорилось, новое течение оформилось в номиналистическую школу. Всеми признаками школы она, понятно не обладала, тем более не существовала в институциализированной форме: идеи номинализма не локализовались в каких-то отдельных университетах, или религиозных орденах, или других объединениях. Единой по идейному признаку эта школа тоже не была: кто-то больше интересовался логикой, кто-то теологией, кто-то видел в номинализме средство освобождения веры от тирании рационалистической метафизики нехристианского происхождения. Может быть, точнее ее называть "течением" или "движением". Но дело не в терминах, а в общем духе "нового пути", в котором логический компонент занял безусловное первое место как в его утверждении, так и в качестве предмета критики. В этот "новый путь" влился Уильям Оккам, а с течением времени стал считаться чуть ли не главным его представителем.

Рассмотрение взглядов Оккама логично начать с основного вопроса всей средневековой философии: о соотношении философии и теологии, точнее, о теологических предпосылках его философских взглядов. Основная теологическая предпосылка понятие Бога. Оккам рассматривает Бога как всемогущего и свободного, способного сделать все, (но) что не содержит в себе логического противоречия. То есть Бог есть единственная причина мира и всего, что в нем имеется. Но с другой стороны, мир рассматривается Оккамом как случайный, его можно и даже должно рассматривать как случайный. То есть налицо противоречие и противоречие трудноразрешимое. Как же поступает Оккам, разрешая этот противоречие? Да, говорит он, мир подчинен Божественной воле и подчинен всецело. Но это не означает, что для объяснения его причинности необходимо привлекать античный или мусульманский детерминизм, ведь в нем , этом детерминизме мир сотворен Богом через ряд последовательных стадий. К тому же, если мы признаем существование причинности в мире, мы отрицаем Бога как единственную причину мировых событий. Но как же на самом деле можно исследовать эти события. А просто. Посмотреть и увидеть, каковы они. Второй способ: вывести существование конкретных вещей из уже установленных истин. Здесь видно, как смешиваются у Оккама логические, эмпирические и теологические аргументы и соображения. Это не всегда и плохо: в зависимости от ситуации можно прибегать либо к одним, либо к другим, что делает человека достаточно защищенным.

Из этой предпосылки следует следующий тезис Оккама. Основанием нашего знания о мире выступает непосредственное постижение индивидуальных вещей, которые реально существуют в реальном же мире. Предположить реальное существование общих понятий абсурдно, что очень легко понять даже несведущему человеку, обладающему обычным здравым смыслом и капелькой воображения. Если предположить, что как отдельная существует некая общая для всех людей сущность "человечность", то с исчезновением одного человека, например, его смертью, все должны лишиться части этой человечности, что абсурдно. Все, что существует, является единичной вещью и только единичной. Всякое познание реальности предполагает непосредственное постижение этих единичных вещей. Об этом свидетельствует то знание, которое Оккам называет интуицией – непосредственное постижение существования вещи. Когда мы утверждаем " это есть…" и утверждаем как несомненное - это интуитивно, без сомнений. Так мы можем утверждать существования индивидуальных вещей. Что же касается существования общих понятий как отдельных сущностей, то подобное существование еще надо доказывать, здесь интуиция отказывает. Вроде бы все так, но Оккам не готов допустить, что чувственная интуиция есть надежная гарантия существования объекта. Во-первых, есть такой "неудобный" объект как Бог, относительно которого чувственная интуиция как способ познания доступна не всем, если вообще доступна. Во-вторых, что-то не вполне внятное Оккам говорит об интуитивном познании несуществующего объекта, какого – остается неопределенным. За исключением этого странного момента рассуждения Оккама представляются достаточно ясными.

Итак, основанием нашего знания об индивидуальных объектах является чувственная интуиция, но она не есть единственная форма знания. На ее основе формируется абстрагированное знание, где и появляются общие или универсальные понятия. Абстрагированное знание имеет ту особенность, что на его уровне нельзя заключить существует ли объект реально или не существует. Если мы дадим две абстрактные характеристики одному и тому же предмету, то на их основании нельзя заключить точно о существовании этого предмета, можно лишь предположить. Х – зеленый, Х - сладкий. Даже если предположить, что Х существует, из одного абстрактного признака нельзя вывести существование второго. Таким образом, нельзя заключить, что оба признака относятся к одному Х. Если же мы это делаем, то на основании интуитивного знания. И в самом деле, если мы дадим произвольный набор признаков, интуитивно мы отнесем их к одному предмету и только после соответствующих замечаний – к разным. Объекты могут относиться как к внешнему материальному миру, так и к внутренним состояниям субъекта, таких как акт воления или желания. Таким образом, фундаментальными элементами знания будут чувственное восприятие и интроспекция – наблюдения за собственными психическими процессами. Вот здесь как раз Оккам вводит свой знаменитый принцип, известный под названием "бритва Оккама". Оккам формулирует его так: без необходимости не следует постулировать многое, или: то, что можно объяснить посредством немногого, не стоит объяснять посредством многого. Расширительное толкование этого принципа иногда придает ему онтологический смысл, но следует помнить, что у самого Оккама этот принцип носит гносеологический характер. Что же касается онтологического вопроса, то есть вопроса о существовании вещей, то в мире существуют только вещи и их качества. Все другие категории представляют собой соозначающие термины. Например, понятие причины. Оно не означает ни вещи, ни свойства вещи, следовательно, существование причины недоказуемо. Мы верим в причину, потому что в опыте имеем дело с последовательностью событий.

 Точно также нет самостоятельной сущности "время", "движение", "пространство". Мы употребляем эти термины для обозначения отношений между вещами, но в силу употребления приписываем терминам онтологический смысл. На самом же деле мы имеем дело с миром, в котором предикат "есть" приписан может быть лишь к вещам и их свойствам. Этот вывод приближает Оккама к эмпирикам, хотя и не вполне последовательным. В соответствии с эмпирическим принципом Оккам различает науку реальную и рациональную. К реальной науке он относит физику, так как эта наука высказывается о вещах и их свойствах, хотя и в абстрактных терминах. Рациональная наука также имеет дело с высказываниями, но высказывания касаются не вещей, а других терминов. В своих логических сочинениях Оккам очень подробно рассматривает вопросы, касающиеся терминов и понятий, их смысла и логической связи. Естественным образом логические соображения Оккама перетекают в теорию истины, то есть истинности высказываний. По его мнению, необходимым и достаточным условием истины является условие, согласно которому субъект и предикат относились к одной вещи. Например: огурец есть овощ. Если мы предполагаем, что "овощ" предполагает некую самостоятельную субстанцию, тогда выражение теряет смысл и неясно, относится ли онтологически субстанция "овоща" к огурцу. Если же мы под "овощем" понимаем абстрактное условное обозначение определенного класса предметов, то огурец должен относиться к одному из этих классов, в данном случае к овощу. Вопрос о том, как образуется общее абстрактное понятие в большей степени вопрос психологического, а не логического плана. Общая точка зрения Оккама сводится к тому, что общие понятия образуются путем сравнения или уже имеющихся отвлеченных понятий, или актов познания отдельных вещей и их свойств. Более основательных суждений по этому поводу у Оккама нет, да и понятно: он логик, а не психолог. К тому же для Оккама важнее уяснить другое: никакой общей сущности вне ума не существует, каков ни был бы способ происхождения этого сущего.

Теперь обратимся к метафизике Оккама. Рассмотрение метафизических вопросов начинается у Оккама с возражения против установления предмета метафизики. Логически, если мы задаем вопрос "что является предметом метафизики", мы предполагаем, что метафизика имеет единственный предмет, то есть заранее исходим из непроясненной посылки. Логическая ошибка в постановке вопроса влечет за собой ошибочность ответа. Так, Аверроэс считает предметом метафизики Бога, Авиценна полагал предметом метафизики сущее. Это неверно, если предполагать Бога и сущее единственным предметом метафизики, это недоказуемо, если считать, что один из указанных предметов первичен, в качестве первичного может быть здесь как Бог, так и сущее. Нечто подобное можно утверждать при решении т.н. "основного вопроса философии". С одинаковой степенью достоверности можно утверждать и первичность материи и первичность сознания. Все зависит от свободного выбора первичной позиции. Выбрав материализм, мы докажем первичность материи, выбрав идеализм, мы доказываем первичность духа. И то, и другое вполне доказуемо, поэтому вопрос не имеет однозначного онтологического решения. Не имеет он такого и логического решения. Мы не можем мыслить материю вне терминов ее обозначающих и не можем мыслить дух, не предполагая материального его носителя.

Вернемся к Оккаму. Есть у Оккама и учение о человеке, обращая внимание на соотношение разума и души, его свободу и отношение человека к Богу. Что касается разума и воли, то логика приводит Оккама к сомнениям относительно бессмертия души. В самом деле, мы никак не можем разумно доказать связь разума и души, если под душой понимать желания, стремления и т.п. Мы верим в это, как верим и в бессмертие души, но строго говоря это положение недоказуемо, неизвестно, чего в нем больше: разумных оснований или наших желаний.

Что касается нашей свободы, то есть свободы воли, то она известна посредством опыта, посредством нашего восприятия того факта, что суждение разума о правильности поступка не влечет за собой совершение этого поступка. Мы абсолютно точно можем знать, как следует поступать в том или другом случае с точку зрения морали или права, но поступать совершенно иначе. Так что нельзя утверждать, будто разум детерминирует собой волю. Так же как нельзя утверждать, будто воля разумна. Свободная воля, однако, не означает полного и совершенного произвола. Воля имеет свои обязанности. Онтологическим основанием обязанностей выступает зависимость всякой сотворенной воли от воли божественной. Однако бессмысленно говорить об обязанностях с теми творениями, которые действуют интуитивно и несвободно, то есть неспособны осознать ни свою сотворенность, ни свою свободу. Обязанность возникает при соприкосновении свободной воли с волей божественной. Божественная воля представляет собой предельный источник всяких человеческих норм, относительно которого и определяются обязанности. Если христианин желает вечного счастья, он это делает потому, что это предписано божественной волей, соответственно он обязан делать то, что способствует этому счастью. Здесь есть один подводный камень, то есть парадокс, который Оккам должен как-то разрешить, и он его разрешает, но более удовлетворительно логически, чем этически. Бог как бесконечный источник моральных норм в принципе может иметь и такие нормы, которые противоречат нормам рациональной этики. Например, бог может повелеть одному человеку убить другого или совершить прелюбодеяние. И если бы бог повелел сделать это, такие поступки следовало бы признать хорошими и похвальными. Но Бог создал человека таким образом, что некоторые поступки вредны для человеческой природы и вредны для общества. Поэтому несмотря на бесконечность божественных норм человек должен ориентироваться на то, что ему полезно и необходимо. Таким образом возможна рациональная этика, которая руководствуется разумными мотивами поведения. То есть вообще-то говоря, Бог может разрешить что угодно как говорят, в принципе, но Он установил определенный моральный порядок, и разум может в определенной мере распознать его, этого порядка, содержание.

Как можно оценить и понять этот довольно странный пассаж. Позволим себе предположить, что Оккам в данном случае выводит божественную волю из-под власти норм, которым подчинял ее греко-исламский детерминизм. Можно вспомнить хотя бы неумолимый закон судьбы стоиков.

Кроме того, он опасается создания чисто светской этики, но на самом деле получается наоборот. Возможностью и необходимостью действий согласно человеческой природе и установленному общественному порядку Оккам фактически открывает возможность создания светской или чисто гуманистической этики. Конечно, Оккам утверждает, что разум прав, когда он предписывает то, что угодно Богу и запрещает то, на что наложил запрет Бог. Но повеления и запреты Бога, доступны в полном объеме только откровению. А если откровения нет? Тогда человек вынужден считать верховным судьей в делах морали не божественную волю, а собственный разум.

Курантов А.П., Стяжкин Н.И. Оккам Уильям. // Серия "Мыслители прошлого". - М.: Мысль, 1978. - 191 с.

Возможные противоречия человеческого разума и человеческой воли с волей божественной Оккам иллюстрирует на следующем примере: Бог может повелеть человеку не любить себя. То есть Бога. Если человек повинуется в данном случае и начинает ненавидеть Бога, он доказывает тем самым свою любовь. Если человек не повинуется и продолжает любить Бога, он выказывает неповиновение, следовательно фактически он Бога не любит, поскольку непослушание Богу и любовь к Богу несовместимы. Как же поступает человек в этом случае? Он продолжает любить Бога, но у же на основаниях собственного разума и собственной воли, ибо они не могут позволить осуществить акт нелюбви к Богу.

У Оккама есть и политические сочинения, написанные в большей степени "на злобу дня" и в гораздо меньшей относящиеся к политической теории. Есть произведение, которое направлено на защиту францисканской бедности, есть работа в защиту действий английского короля, требовавшего денег от духовенства на войну с Францией. Но хотя политические произведения Оккама и напоминают газетные статьи, все же это статьи для умных газет, там есть и вполне теоретические рассуждения, например, о естественных правах. Тем же образом защищая своего патрона Людвига Баварского, Оккам высказывает убеждение более общего плана о том, что мирские правители не являются наместниками или ставленниками папы, а также еще более общее утверждение против вообще любого абсолютизма в государстве. Он считал, что светские государи есть наместники народа. Свое неприятие абсолютизма Оккам распространял и на папство, предлагал сделать власть папы конституционной. Но об этих идеях Оккама мы уже говорили в начале.


Источник: Лекции, прочитанные профессором Э. Г. Баландиной
на занятиях открытой Философской школы Центра "АНАЛИТИК"



© 2002 - 2008 ЦСМИ "АНАЛИТИК"
Адрес:
400105, г. Волгоград, ул. Богунская, д. 8, офис 301, 302, 321;
Телефон: (8442) 25-38-44, 25-38-45, 25-38-46, 25-38-50.

Разработка сайта: InterWeb -
создание сайтов, хостинг, продвижение (раскрутка).
CMS: САЙТОВОД